Apr. 21st, 2011

scally: (Oliver)
Все, как говорится, познается в сравнении.
Смотрим сейчас просто замечательный сериал. Что удивительно - детективный, что еще более удивительно - российский. Ни в коем случае не типа обычного трэша про ментов. Есть самое главное - замечатльные герои, чудесный юмор, ну и в качестве приложения нескучные детективные истории. Но про сериал и про героев в общем я, наверное, завтра напишу, как бы час ночи уже, но про отношения главного героя с женщинами - это надо сейчас. )))

Журов - немолодой и несимпатичный с виду следователь прокуратуры (при этом обалденно классный, влюбиться можно запросто), честный, крайне работоспособный, талантливейший человек своего дела. При этом, он совершенно не умеет вести себя с женщинами. Точнее, с одной женщиной - коллегой Наташей, в которую он влюблен. Он и делает какие-то попытки ухаживания, и ревнует, но большей частью нереально тупит. Даже когда ему совершенно прямо намекают на ответные чувства, он не может сделать решительный шаг. Это создает множество комичных и печальных ситуаций. Фрейзер может пригласить девушку на обед, а потом всучить ей на митинге пакетик с бутербродами, но Журов обгоняет его по всем пунктам неромантичности и умению свести зарождающиеся отношения на нет.

Не удержалась, ставлю отрывочек из сегодняшней серии, где это все ярко иллюстрированно. Ставлю, потому что мы сегодня ржали аки кони, когда это смотрели, и потом несколько раз проматывали, и снова ржали. И в то же время этот отрывок умудряется за один миг стать очень пронзительным... В общем - только четыре серии осталось, и это очень печально. На удивление хороший фильм!




 
scally: (Little Paul)
Когда мне было около десяти лет, вопрос нехватки семейных фининсов встал столь остро, что, бывало, к исходу месяца мы сидели без еды. О долгах за квартиру и о долгах вобще и говорить нечего. Секонд-хенд и тот считался дорогим бутиком. Логично, возникла мысль, как же это положения поправить. Исключая грабеж и вымогательство, оставалось народное хозяйство. Это будет так феодально, так патриархально – думали мы. За романтикой идеи скрывался расчет – заработать копеечку или хотя бы снизить количество трат. Идиотизм – наша фамильная черта монетарных делах, поэтому мы не придумали ничего лучше, как преобразовать наши две сотки дачной земли, находящиеся далеко за городом в куриную ферму.
Перед нашим взором стояла прибыльная торговля свежимия яйцами, куриным мясом, наши обеденные столы, ломящиеся от собственной продукции, в перспективе было разведение и продажа особо прибыльных пород. Мы изучали соотвествующую литературу и прощупывали почву для очередного займа для начала бизнеса. К сожалению, нашлись сердобольные люди, которые одолжили нам еще немного денег, и мы для начала приобрели восемь кур – четыре белых и четыре коричневых. Папа отстроил курятник и организовал загон. И, знаете, все было бы, наверное так, как мы и планировали, но мы не учли одного – отношения.
Первым делом мы дали курам имена. Белым – Снежинка, Пушинка, Белочка и Клара, коричневым – Ночка, Светлячок, Пеструшка и Ника. Далее оказалось, что у каждой курицы своя индивидуальность. Пеструшка была общительнее всех и не прочь была поиграть со мной. Ночка отличалась независимых характером, Снежинка – девичьей нежностью, Светлячок – кокетством, Ника - исследовательской делятельностью, Белочка – робостью, Пушинка – позерством, Светлячок – непредсказуемостью. Неслись они неплохо, но без каких-либо выдающихся результатов, а через пару лет снизили планку. В эту же зиму на нас навалились сильнейшие морозы и по логике вещей следовало применить кур для гастрономических целей. А что делали мы? Мы в тридцатипятиградусный мороз каждый ездили за город, чтобы обогревать курятник – тратили кучу денег на дорогу и, собственно, обогрев, тратились на специальные куриные витамины, еду получше. А все потому, что мысль ликвидировать их или дать замерзнуть была просто дикой. Ведь мы за несколько лет очень к ним привязались, разговаривали с ними, играли, различали по голосу и характерам.
В последнюю пару лет они уже почти не неслись, но мы ухаживили за ними с не меньшей заботой. Когда в почтенном возрасте умерла Пеструшка, я рыдала целый день, и долго потом еще не могла прийти в себя. Та же участь постигла и остальных пернатых старушек, и для нас это было просто ужасно. Лет восемь мы не могли даже притронуться к куриному мясу, чем, вероятно снискали славу снобов, потому что отказывались от него даже в гостях. А уж возраждать у себя на участке народно хозяйство мы с тех пор зареклись.
Масштаб облома аршином не измерить, как говорится.

Это я, Пеструшка и один мой приятель (чем-то похож на маленького Пола).


 

Profile

scally: (Default)
scally

Most Popular Tags